Новости АСКИ

Запись эфира "Диалоги" К. Чеченев - М. Колман

12 окт 2017

О правах, свободе и новых технологиях

 

Майкл Колман
президент Международной ассоциации издателей (IPA)

Константин Чеченев
президент Ассоциации книгоиздателей России

У нас гораздо больше общего, чем различий. И на фоне политических «трудностей перевода» издателям разных стран гораздо проще общаться, искать компромиссы и реализовывать совместные проекты. Это лишний раз подтвердил диалог руководителей двух уважаемых издательских ассоциаций, состоявшийся в рамках юбилейной ММКВЯ. И сегодня «КИ» приглашает присоединиться к беседе Майкла Колмана, президента Международной ассоциации издателей (IPA), и Константина Чеченева, президента Ассоциации книгоиздателей России.

Рубрику ведет Светлана Зорина, главный редактор журнала «Книжная Индустрия».

Мировые и российские тенденции в книгоиздании

– Предлагаю начать нашу беседу с обозначения ключевых принципов и направлений развития Международной ассоциации книгоиздателей и российской Ассоциации книгоиздателей.

– Майкл Колман: Для нашей Ассоциации очень большое значение имеют охрана авторского права и свобода печати. Мы видим, что некоторые издатели подвергаются угрозам, а кто‑то даже платит жизнью за издаваемые книги. Мы солидарны с ними и чувствуем большую ответственность со своей стороны по защите их прав. Поэтому можно сказать, что Международная ассоциация книгоиздателей зиждется на двух столпах – авторское право и свобода печати.

Конечно, наша деятельность не была бы возможной без поддержки Всемирной организации по охране интеллектуальной собственности, которая расположена в Женеве. Мы взаимодействуем в соответствии с ее регламентом и правилами работы и обеспечиваем авторское право и свободу печати на всей «подведомственной» нам территории. Кроме того, у нас есть собственная ежегодно присуждаемая премия. И в этом году в конце сентября в Швеции мы вручим ее победителю.

– Константин Чеченев: Сегодня в составе нашей Ассоциации более 250 издательств из самых разных городов России: от Петропавловска-Камчатского до Калининграда и от Архангельска до Севастополя. У нас есть очень сильные национальные издательства в Якутии, Татарстане, Марий Эл, Чебоксарах, Чувашии и других регионах. И хотя одна из задач АСКИ – информирование издателей обо всех новшествах законодательства в сфере авторского права, наша главная цель – сделать так, чтобы все мы были одной большой семьей, чтобы могли посещать выставки, которые проходят в России и за рубежом, делиться своим опытом и учиться у коллег из других стран. Для нас это очень важно. Наша Ассоциация многократно предоставляла возможность небольшим региональным издательствам участвовать в крупнейших международных выставках во Франкфурте, Париже, Пекине, Болонье. И мы будем этим заниматься и впредь.

К сожалению, мы не видим столь же активного участия в российских выставках со стороны зарубежных коллег, особенно из стран Европы и Америки. Меня это удивляет, ведь в советское время все эти страны с удовольствием приезжали с большими экспозиционными стендами для участия в ММКВЯ. Не знаю, почему в последнее время интерес снизился, хотя опыт других мероприятий, напротив, показывает растущий интерес к России. К примеру, на Экономический форум во Владивостоке приехало 68 стран, чтобы узнать, как развиваются дальневосточные регионы России. Так что мы надеемся на Майкла. Информация, которой он будет вооружен после посещения Москвы, станет тем толчком, после которого мы увидим многие заслуженные мировые издательства на Московской книжной выставке-ярмарке и на книжных выставках в других регионах России.

– Международная ассоциация книгоиздателей ежегодно публикует отчеты о состоянии мирового рынка книгоиздания. И, конечно, мы следим за этой информацией. Но, Майкл, не могли бы Вы поделиться с нами своей личной оценкой текущего состояния рынка мирового книгоиздания? Растут ли объемы продаж книг? Насколько ощутимо давление цифровых технологий на классическую книжную индустрию?

– М.К.: Должен сказать, что именно сейчас издательское дело находится на подъеме как никогда. Мне кажется, издатели чувствуют себя очень хорошо. Об этом свидетельствует и статистика. Идет подъем индустрии в целом, хотя по нишам есть определенные расхождения в динамике. Так, в электронных книгах на протяжении нескольких лет наблюдался постоянный рост, но сейчас он прекратился. И в то же время мы видим рост печатных изданий, хотя в предыдущие годы их продажи падали.

Мы видим определенные перемены и в цифровом книгоиздании. Сегодня техническая, научная, медицинская литература большей частью публикуется именно в электронном формате. И кроме того, современные технологии позволяют издателям оказывать ряд услуг, которые ранее были невозможны. Сейчас издатели находятся в непосредственной близости не только с конечными потребителями своей продукции (читателями), но и с авторами, ведут свои странички в соцсетях.

Когда мы говорим о цифровых технологиях, важно отметить такой момент, как пиратство. Это очень серьезная вещь, особенно актуальная для цифровых технологий, потому что украсть цифровую книгу гораздо проще, чем печатную. И книгоиздатели, и правительства всех стран должны объединить свои усилия, чтобы противостоять пиратству, которое подрывает саму суть нашей деятельности, основу книжной индустрии. Оно повышает риски долгосрочных инвестиций и даже ограничивает нас в творческих экспериментах.

– Константин Васильевич, насколько процессы, которые описал Майкл, схожи с российскими? Мы идем в тренде общемировых тенденций в развитии книгоиздания?

– К.Ч.: Мы живем не на Луне, занимаем шестую часть мирового пространства, и поэтому всё, о чем говорил Майкл, присуще и России. Единственное, на мой взгляд, – возможны небольшие сдвиги по времени. У нас сейчас продолжается рост электронного книгоиздания, и я думаю, этот тренд сохранится еще несколько лет, пока цифра не займет порядка 20 % книжного рынка. И я согласен с Майклом: это будет главным образом научная, научно-техническая и учебная литература, для которой важны актуальность и доступность. Это адекватное решение, хотя известно, что та же Южная Корея несколько лет назад вернулась обратно к бумажным учебникам, которые в свое время отменила. Я думаю, правильнее, когда бумажное и электронное книгоиздание дополняют друг друга, чтобы человек мог выбрать то, что ему удобно.

Тема пиратства у нас по‑прежнему стоит достаточно остро. Два года назад в России был принят закон, позволяющий закрывать пиратские сайты на территории РФ по требованию Роскомнадзора. Но, к сожалению, в Украине, где до известных событий наши крупные издатели занимали серьезные позиции, за последние два года были украдены не только книги и права на них, но даже торговые марки. Украинские партнеры российских издательств незаконно использовали торговые марки «Эксмо» и «Лабиринта», и только сейчас, по истечении двух лет, они были возвращены на основании решения суда. Поставка литературы в Украину – это важная для нас тема, ведь сегодня 50 млн жителей этой страны, говорящие на русском языке, лишаются возможности не только получать информацию о России посредством печатной книги, но и читать классику и научную литературу… Да, в Средние века книги сжигали и запрещали, но сегодня мир изменился. Мы слишком открыты и интегрированы друг с другом, чтобы сделать что‑то абсолютно недоступным.

В отличие от цифры, в бумажной книге в России пиратства фактически нет. Есть незначительный процент контрафакта в учебных изданиях для школ, но в сегменте литературно-художественной книги пиратские копии не выпускаются. Учитывая низкий уровень среднего тиража (3400 экз.) книжного издания в России, заниматься пиратством экономически невыгодно. Как невыгодно заниматься подделкой однодолларовых купюр в отличие от банкнот в $100 или 500 евро, так и нет смысла выпускать контрафактную книжку, которая с трудом продается в количестве 3000 штук. В России в последние два года растет выпуск наименований на фоне падения тиражности. Если в 2009 году в РФ вышло 720 млн. копий, то в 2016 году – лишь 450 млн. Это веяние времени, сейчас очень много информации уходит в интернет. Но тем не менее мы считаем, что наш рынок недооценен. По мнению экспертов российского книжного сообщества, его сегодняшний оборот – 55 млрд рублей, и в ближайшие несколько лет он должен вырасти в два раза. И это вполне реально при тех усилиях, которые прикладывают книжное сообщество и общественные организации с участием государства в области пропаганды и популяризации чтения. Это очень важные для нас темы. И хотелось бы услышать о том, как в других странах реализуются программы поддержки чтения и интереса к книге.

 

Программы поддержки книги и чтения

– Действительно, для российской книжной отрасли поддержка со стороны государства является одним из главных и широко обсуждаемых сегодня вопросов. Майкл, по каким вопросам и в какой форме необходима сегодня поддержка книгоиздания?

– М.К.: Вы затронули очень важный вопрос. Чтение напрямую связано с уровнем образованности населения, и нужно постоянно напоминать об этом. Но иногда чтение недооценивается. Исследования показывают, что читающие дети и учатся лучше. Причем дети, которые увлекаются чтением, получают высокие отметки в том числе и по математике. Кроме того, чтение книги, богатый читательский опыт положительно влияют на последующую способность человека к самообразованию и развитию в карьерном плане. Страны, в которых есть инициативы по поддержке чтения, экономически более развитые по сравнению с теми, в которых подобных программ и поддержки нет.

В этом направлении IPA прежде всего сотрудничает с ЮНЕСКО. Как вы знаете, был учрежден Международный день книги – 23 апреля. В этом году мы праздновали его в Китае, в городе Чэнду. Там реализуется массовая программа по развитию и поддержке чтения, образования среди молодежи. Мы также поддерживаем детские книжные фестивали. Например, фестиваль в Шардже (ОАЭ). Если говорить об инициативах национального масштаба, то могу отметить программу Великобритании «Reading for pleasure» («Чтение для удовольствия»), цель которой заключается в том, чтобы донести до детей простую мысль: читать так же интересно и прикольно, как, допустим, играть в видеоигры. В Америке есть аналогичная программа под названием «Get Caught Reading». А во Франции – специальный конкурс, в рамках которого ребенок в течение двух минут максимально сжато и интересно рассказывает о том, что он читает. По итогам конкурса победитель получает приз.

Очень важно также сотрудничество IPA c издателями учебной литературы. Мы считаем необходимым поддерживать именно местных издателей, чтобы в текстах учебников прослеживалась правильная связь с мироощущением, с реальностью, с восприятием этой реальности и пространства. Согласитесь, если детям в Африку завезти учебники, произведенные в Канаде, то дети ни слова не поймут, особенно в части текстов, где рассказывается о снеге. Образовательная литература обязательно должна учитывать региональные особенности.

– Константин Васильевич, какие проекты по поддержке и развитию чтения в России Вы могли бы отметить как наиболее значимые за последние годы?

– К.Ч.: Майкл особо выделил тему приобщения детей к чтению, к книге, тему детского чтения, и я абсолютно согласен с тем, что нации, которые уделяют внимание чтению и образованию детей, станут лидерами в ближайшем будущем. И мы очень рады, что 2015 год Президент Российской Федерации Владимир Путин объявил Годом литературы. Это позволило обратить внимание общественности на проблему чтения и книги, школьного образования.

И сейчас в российском образовании идут структурные изменения, серьезная переработка школьных учебников, начиная от учебников по литературе, русскому языку и истории и заканчивая профильными учебниками. Например, я очень рад тому, что в школу вернули астрономию. Это огромный пласт знаний о развитии цивилизации. Мы «наломали дров» в образовании, но потихонечку возвращаемся к правильному пониманию того, чему нужно учить детей. Только вдумайтесь в цифру: за два года – 2014‑й и 2015‑й – библиотеками Российской Федерации было проведено более 5 млн мероприятий, связанных с популяризацией чтения. Было вовлечено 60 млн людей, и большинство из них – дети, которые являются основными читателями муниципальных библиотек. АСКИ проводит много мероприятий в регионах и видит, насколько кардинально меняется сегодня отношение населения к библиотекам. Это не просто место, где хранятся книги. Это место, куда люди приходят общаться и получать информацию, особенно в малых городах и селах.

Одна из больших заслуг книжного сообщества – создание «Культурной карты России», на которую нанесены библиотеки, книжные магазины, литературные музеи и вообще все места, где можно посмотреть, почитать и купить книгу или приобщиться к литературной среде во всех регионах России. У нас в стране более 40 000 библиотек, около 50 000 объектов книготорговли, порядка 900 литературных музеев. Но даже при этих впечатляющих цифрах остаются проблемы, которые мы пытаемся решить. К примеру, у нас в городах с населением менее 80 тысяч человек почти полностью отсутствуют книжные магазины. Но принята «Стратегия государственной культурной политики до 2030 года», где поставлена амбициозная цель – удвоить за это время количество книжных магазинов. В ряде регионов активно развивается государственно-частное партнерство, на библиотечных площадках создаются мобильные магазины.

Не могу не отметить и глобальное по масштабу мероприятие «Живая классика». Только в прошлогоднем конкурсе участвовало около 5 млн детей из 40 стран. Они читали стихи и прозу на русском языке, затем финалисты собирались на состязание в Артеке, а лучшим вручали призы на Красной площади в Москве в рамках большого книжного фестиваля. Кстати, ежегодный фестиваль «Красная площадь» – это большое достижение российского книжного сообщества. Мы сумели доказать, что в нашей стране такая выставка нужна. И сегодня вслед за Москвой в различных городах Российской Федерации на центральных площадях проходят книжные выставки: в Якутске, Саратове, Иркутске. Книжники получают центральные места, где они могут представить свою продукцию и пообщаться с читателями. Это очень важно.

– Несмотря на то что для поддержки чтения сегодня многое делается со стороны общественных институтов и бизнеса, давайте поговорим о том, какие формы государственной поддержки нам сегодня необходимы. В чем они должны заключаться?

– М.К.: Думаю, здесь нужно отметить несколько моментов. Было бы приятно получать поддержку правительства в виде субсидий для всех инициатив и уровней – для библиотек, издателей, а также на поддержку программ по продвижению чтения. Но при этом хотелось бы избежать тотального правительственного контроля в отношении выпуска учебных изданий. Есть государства, в которых существует только один утвержденный учебник, без вариантов, а значит, только одна версия образования. Но хотелось бы видеть разнообразие изданий и на рынке образовательной литературы тоже.

– К.Ч.: Конечно, иметь один учебник по истории или литературе неприемлемо. У нас страна многонациональная, в каждой автономии есть своя литературная среда: свои писатели, литературное и культурное наследие, традиции. И хотя в России проживает более 50 народностей, я считаю, нельзя иметь 50 учебников по истории, каждый из которых трактует прошлое абсолютно по‑разному. К сожалению, были времена в Российской Федерации, когда на средства различных фондов издавались учебники, откровенно искажающие историю и наследие нашей страны. Это неприемлемо. Должен быть разумный подход, в равной степени учитывающий и количество, и качество учебной литературы. Сейчас у нас есть линейки учебников, которые проходят экспертизу, в том числе научную и общественную, и только на основании грифа могут использоваться в образовательном процессе.

По поводу государственной поддержки – я соглашусь с Майклом в том, что действительно хочется всего и сразу, как можно больше преференций. Отсутствие НДС стало первым толчком к развитию коммерческого книгоиздания в сложные 1990‑е, льготная ставка налогообложения на уровне 10 % и сегодня поддерживает издателей в России.

Следующий момент касается библиотек. Как известно, в России огромные территории и множество населенных пунктов, в которых библиотека зачастую является единственным местом, где можно познакомиться с литературой и с авторами. К сожалению, у нас не так развита, как в той же Америке, система грантов общественных организаций, да и щедрые меценаты были лишь в дореволюционной России. Сегодня библиотечная сеть РФ находится в государственном подчинении, и хотелось бы, чтобы государство выделяло больше денег на закупку литературы, на обновление фондов.

Не менее важно, на мой взгляд, добиться для книжного магазина статуса социально значимой единицы городской инфраструктуры. Мы хотим, чтобы были специальные ставки арендной платы для предприятий книготорговли. Магазинов катастрофически не хватает. Ведь, по большому счету, каждый в нашей стране имеет право издавать то, что считает нужным, лицензии издательствам не нужны, и любой читатель может определить, интересна ему книга или нет. Государство нас никоим образом не ограничивает. Но при этом Россия – большая многонациональная страна. У нас более 50 языков и, соответственно, литературного наследия на национальных языках, в том числе малочисленных и исчезающих народностей. И, конечно, выпуск таких изданий требует государственной поддержки.

 

Продвижение литературы и возможные совместные проекты Ассоциаций

– Коль скоро наш сегодняшний диалог проходит в рамках Международной книжной выставки, не могу не задать вопрос о продвижении литературы. Какие формы продвижения наиболее эффективны, с вашей точки зрения?

– М.К.: Мы считаем, что книжные выставки являются одним из самых значимых мероприятий в жизни любой страны. Ведь это место, где можно лично познакомиться с издателями, авторами, литературными агентами. Проводя книжную выставку, страна как будто бы еще раз обозначает себя на карте мира. Книжная выставка во Франкфурте – это крупнейшее событие, которое широко освещается в СМИ. Я уверен, что и Московская выставка будет широко освещаться в прессе на протяжении всей недели, пока она проходит.

Наша Ассоциация ведет статистику и готовит всемирный отчет по выставкам. Мы всем своим членам постоянно говорим о необходимости как можно больше участвовать в международных выставках и приезжать в максимально возможное количество мест, чтобы в очередной раз заявить о себе.

– К.Ч.: Большое издательство, как правило, посещает крупнейшие выставки: книжную ярмарку во Франкфурте, Парижский книжный салон, выставки в Болонье и Америке. Но небольшие и прежде всего региональные издатели не имеют финансовой возможности для участия в выставочных мероприятиях. Они крайне редко могут выезжать. Это проблема, поэтому иногда у нас стараются собрать региональных издателей и сделать тематические стенды за рубежом.

Так, в октябре будет проходить выставка в Белграде (Сербии), где помимо группового стенда Российской Федерации впервые будет представлен самостоятельный стенд издателей из Нижнего Новгорода. Мы убедили руководителей администрации Нижнего Новгорода в важности посещения выставки, в том, чтобы ознакомить читателей Белграда с тем, что происходит в Нижнем Новгороде, а нижегородским издателям показать, как развивается книгоиздание в Сербии. Очень интересная выставка. Вы, наверное, были там, Майкл? Она большая, длится семь дней, с 10 утра и до 8 вечера идет поток посетителей, много молодежи.

Мы бы хотели обсудить вопрос представления российских издательств на выставках в Скандинавии. Пусть это будет Хельсинки, куда мы можем привезти представителей издательств и книги на национальных языках, в частности коми-пермяцком и карельском. Мне кажется, это было бы очень интересно для северных стран Европы, где присутствуют эти языки. Это был бы большой разговор о культуре этих стран, о языках, на которых говорят живущие там люди.

И, конечно, мы приглашаем представителей IPA на региональные выставки России. Ряд этих выставок мы планируем сделать международными. Многие из них только начали появляться и приятно удивлять тем, насколько они хороши.

– Я думаю, сегодняшний диалог и сам факт визита Майкла в Москву послужат хорошей отправной точкой для планирования и начала совместных проектов и инициатив. Предлагаю воспользоваться этой возможностью и наметить основные проекты, которые мы могли бы реализовать в ближайшем будущем.

– М.К.: Если говорить о собственных инициативах, то IPA раз в два года проводит конгресс, и, кстати, очередной состоится в феврале 2018‑го в Индии. Мы не только отметим там День Святого Валентина, но и будем делиться взглядами на будущее. Название конференции «Shaking the future: innovation and experience» можно перевести как «Формируя будущее: опыт и инновации». Мы всегда ищем новые места для проведения конгресса, и им вполне может стать Москва, Санкт-Петербург или самый холодный регион России. Почему нет? Я с удовольствием сам приеду.

Кроме этого, у IPA есть инициатива под названием «World Book Capital», т. е. «Мировая книжная столица»: в ее рамках выбирается город, который на год становится центром мировой книжной культуры. Следующей столицей станут Афины. Именно поэтому на открытии ММКВЯ выступала министр культуры и спорта Греции. Затем мировой книжной столицей будет Шарджа, а после этого – столица Канады. Любой из городов, в том числе и российских, может заявить о том, что претендует на эту роль.

Еще одна из возможностей сотрудничества – собственный форум издателей, которые работают в сфере образования. Им тоже нужно где‑то географически встретиться и пообщаться.

– К.Ч.: Меня в первый раз избрали президентом АСКИ девять лет назад. Я был такой наивный, что буквально через год мы подали заявку, чтобы провести конгресс в России, в Москве. Мы прилетели в Сеул на конгресс. При поддержке господина Григорьева выступили на английском и на испанском языках, представили свою программу. Было очень много претендентов: Россия, Индия, Украина и ЮАР. Само голосование идет в два этапа. На первом этапе отсеялись два самых слабых конкурента – Индия и Россия.

Но все же, я надеюсь, мы задействуем свои возможности и через какое‑то время проведем в Москве, в России большой издательский конгресс. Ведь мы достойны этого. В нашей стране сейчас огромный интерес к чтению. И в России есть опыт проведения мероприятий на очень высоком уровне, начиная от олимпиад и заканчивая различными экономическими и культурными форумами или молодежными фестивалями.

Сознаюсь, мы пару раз подавали заявки на звание «Книжной столицы» от Москвы и Петербурга, но безуспешно. Хотя некоторые наши города, например Ульяновск, стали обладателем статуса «Литературный город» среди «Креативных городов ЮНЕСКО». Они активно позиционировали себя и стали первым победителем в конкурсе «Самый читающий регион России». У нас много достойных городов, где местные власти могут организовать мероприятие на самом высоком уровне. Например, компания «Бичик» из Якутска каждый год при поддержке руководителей республики проводит великолепное детское мероприятие, куда съезжаются дети из Азии.

– Майкл и Константин, представьте, что вы приехали на ММКВЯ через 10 лет. Сейчас 2027 год. Я точно так же веду «Диалоги» и задаю вам вопрос: «Как изменилось книгоиздание за эти годы?»

– М.К.: Есть три основные вещи, о которых нужно сказать, отвечая на этот вопрос. Прежде всего – вычислительные и квантовые технологии. Казалось бы, они не связаны с книжным делом. Но я думаю, что именно эти технологии дадут нам возможность совершить прыжок во времени и в целом изменят нашу жизнь во всем, что касается возможности работы с информацией. Второй момент – это взаимосвязь, которая теперь присутствует в жизни каждого из нас. Мы все связаны друг с другом. Наши вещи и многие явления в жизни по‑настоящему взаимосвязаны благодаря интернету. И третий момент – искусственный интеллект, который дает возможность новых идей, в том числе и в книжной индустрии. Казалось бы, я говорю о вещах, которые не имеют никакого отношения к книжному делу, однако все эти технологии в будущем позволят нам качественно улучшать свою работу: печатать больше, печатать лучше, печатать более персонализированно, если можно так выразиться. У нас будут другие форматы в дополнение к существующим электронной и аудиокниге. У нас будут более интегрированные в нашу каждодневную жизнь, в наши социальные сети издания и печать.

– К.Ч.: Я согласен, технологически книга будет иметь больше форматов, чем сейчас. Но я все‑таки надеюсь, что будущая выставка останется именно книжной, а не превратится в выставку новых компьютеров, смартфонов, бытовой техники, автомобилей. Через 10 лет мы встретимся на выставке культурного наследия, где книга будет представлена в ее традиционном виде. И люди будут приходить сюда, чтобы полистать книгу, послушать автора, взять автограф и уходить домой счастливыми от того, что прикоснулись к тому, что по‑настоящему нравится.

Диалоги

 

Источник: Книжная индустрия

Оставить комментарий

Чтобы добавить комментарий, необходимо зарегистрироваться или стать членом АСКИ.